КАЛЕНДАРЬ
Октябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
АРХИВ СТАТЕЙ
Ссылки

PostHeaderIcon Герои, живущие рядом

Эта дата отмечается ежегодно 26 апреля в память о трагических событиях 1986 года на Чернобыльской АЭС.

Не смотря на то, что на дворе у нас уже май, наверстывая прошедшие даты календаря, которые в этом году пришлись на режим ЧП, встретились и побеседовали с одним из участников ликвидации той страшной аварии.

кревень_1

– Насколько мне не изменяет память, 37 человек из района в разные призывы уходило в Чернобыль. Из смирновских же на сегодняшний день остались Владимир Черненко, Аралбай Карменов и я, но призывались мы в разное время, – рассказывает Виктор Кревень.

– Родом я из Новороссийки, тогда это было второе отделение Черкасского совхоза. Отучился в школе, как все. Повестка на срочную службу в армию пришла в 1969 году, но меня оставили на весну следующего года, поэтому было время поработать в селе. Шесть месяцев от военкомата я учился на шофера в киялинском СПТУ-50, получал стипендию, обмундирование давали тогда, все условия были, да и вообще хорошие знания получали там. Что говорить, у нас даже из России ребята учились в то время.

После училища ушел на два года служить. Перед демобилизацией моего призыва пришел приказ, и весь наш автобат из Алма-Аты отправили на уборку в Алтайский край, затем в Кустанайскую и Джамбульскую области, задержав дембель на полгода.

кревень_2

Отслужив, устроился водителем в рай-онную СЭС. Зарплата была небольшая, поэтому перешел на ремзавод, работал на грузовой технике.

Забрали в Чернобыль, когда работал на заводе, в 1989 году пришла повестка. Старый военкомат тогда находился на месте пустыря возле здания отдела образования. Вызвали, думал, что в очередной раз на уборку отправят.

На тот момент был уже женат, трое детей, младшей дочери всего три года было. Жили в Смирново, с будущей супругой, Лидией Дмитриевной, познакомились, когда она в Новороссийке заменяла временно фельдшера.

В военкомате ничего конкретного не говорили нам, лекции читали на разные темы, а после выдали шестерым полную военную форму, только кружка с ложкой свои были. Утром следующего дня нужно было прибыть снова. Фотографировались, помню, с ребятами на память возле почтового киоска напротив бывшего ресторана, в том здании сейчас церковь.

В Петропавловске нас сформировали, уже знали, куда едем. Поездом через Москву добрались в Белоруссию, в город Хойники Гомельской области. Там и находился палаточный городок химполка, откуда отправляли нас работать в районы с различной степенью зараженности.

Мысли, конечно, разные были поначалу, рассказов всяких наслушались от тех, кого сменяли.

кревень_3

Первые ощущения на месте – обильное слюноотделение и головные боли.

Непривычно было наблюдать картину: едешь по дороге, и по одну сторону стоят знаки, запрещающие даже остановку – «мертвая зона», а по другую сторону дороги живут люди, идут посевные работы.

Работа была разная, приходилось менять крыши частных домов, чистить территорию, снимать верхний слой грунта техникой. На месте деревень, где высокая доза радиации, после тракторов и бульдозеров свежий грунт с песком завозили, через неделю молодые сосны на том месте высаживались лесхозом. Для эвакуированных из Припяти людей представители шести республик Союза (прибалтийских и кавказских – авт.) строили микрорайоны для будущего города Славутич, это в Украине.

В день, вне зависимости от участка и степени зараженности, работали не более семи часов. Службу проходили в 30-километровой зоне, в военном билете так и указано.

Первое время в составе группы из шести человек выезжали по заданным маршрутам, производили замеры, определяли зону заражения. В группе кроме нас, троих солдат, были профессор, дозиметрист и топограф. Контейнеры с грунтом отвозились в институт ядерной физики в Минск.

После возвращения с работ сразу направлялись в баню, сменив одежду, шли ужинать – и на отдых. Кормили нас, как на убой – четырехразовое питание, продукты приходили в основном из Казахстана, с мясокомбинатов Петропавловска и Семипалатинска поставлялось много. Во время выездов нам с собой всегда загружали ящиками минеральную воду «Ессентуки» и «Сарыагаш», соки различные.

Спустя дней 20 после выездов по замерам я не прошел очередную медкомиссию, в связи с чем на полтора месяца был переведен в роту старшиной, а уже после этого до конца службы возил зампотеха полка.

Приходилось и в сам Чернобыль ездить. Там находилась опергруппа, куда во время совещаний собирали всех армейских начальников. На ночлег располагались в общежитии одного из техникумов города.

Выезд из Чернобыля обязательно через КП, где машину проверяли приборами. Если «зазвенело», то на мойку загоняли, снаружи полностью специальными сред-ствами промывали. Если же обработка не помогала, то техника отправлялась на так называемый могильник. Довелось однажды и там побывать, когда отгонял служебную машину. У села Рассохи на большой территории сотни единиц различной техники – от легковушек до тяжелых вертолетов МИ 6. Все они уже были не пригодны для эксплуатации, большая доза радиации на них.

На протяжении пяти лет велись работы там. Наш призыв прибыл через три года после взрыва на АЭС. Пробыл я там пять месяцев и две недели.

Из средств защиты у нас были лишь маски. А вот ребятам, которые работали в самом начале, в том числе во время тушения пожара реактора, по рассказам, выдавали свинцовые плащи, но, не смотря на все меры безопасности и средства защиты, прожили они недолго после этого.

Фильмы документальные о тех событиях смотрю, в памяти что-то всплывает по ходу. А вспомнить есть что. Сам город Припять в таком красивом месте стоял! Там все росло – и орехи, и ягоды какие хочешь, и фрукты. Только вот есть их было нельзя. А какое обилие диких зверей там было, до этого мне не доводилось такого наблюдать. Растительность невероятная, скошенная трава через пару дней поднималась! В самом Чернобыле был лес, так у него не зеленая расцветка была, а рыжая, как вроде после пожара.

В той поездке нам оплачивали 120 рублей командировочных, мы их гробовыми называли. Здесь же у меня в трехкратном размере зарплата шла от ремзавода, где я и продолжил работать по возвращении.

С развалом Союза пошли сокращения, завод остановился, оборудование все вывезли, уже в начале 90-х лишь одна охрана осталась.

После водителем служебного автобуса работал в ЛЭП-500.

В 2005 году по состоянию здоровья пошел на группу инвалидности. Щитовидная железа периодически тревожит, то гормоны упадут, то давление в течение дня скачет. Поэтому стараюсь каждый год проходить лечение в госпитале в Алматы. Все бесплатно, лишь билеты за свой счет покупаешь, по приезду сдаешь – тебе возвращают потраченную сумму.

(Полностью материал читайте в газете «Колос»)

Оставить комментарий

НАШ ОПРОС

Верите ли Вы в гороскопы?

View Results

Loading ... Loading ...
ПОИСК ПО САЙТУ
КУРСЫ ВАЛЮТ
ПОГОДА В СКО
Коментарии
Ваша реклама
реклама