КАЛЕНДАРЬ
Июнь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  
АРХИВ СТАТЕЙ
Ссылки

PostHeaderIcon Лицом к лицу с КОВИД-19

На фоне всеобщего ажиотажа с начала распространения коронавирусной инфекции не очень-то верилось, что она коснется и меня. Казалось, она где-то там, в параллельной вселенной, даже тогда, когда заболевать начали родные и близкие.

Но на то и пандемия, чтобы, несмотря на границы, войти в каждую семью. Расскажу по порядку.

В понедельник, 26 октября прошлого года жена пожаловалась на недомогание. Появилась одышка, жесткий кашель и ощущение, что все тело ломит. У супруги такая особенность, что при простудных и инфекционных заболеваниях не поднимается температура тела. Поэтому в больницу не пошла, лечилась дома. Лекарства ей покупал я в местной аптеке. На следующий день пожаловалась на самочувствие дочь-школьница. У нее температура поднялась до 37,2. Так как училась она дистанционно, обращаться в поликлинику тоже не стали, благо, жена сама медицинский работник с большим стажем, и знала, чем надо лечиться.

29 октября к вечеру и у меня появились симптомы простуды. Поднялась температура, от кашля и при глубоком вдохе болели все внутренности, начало ломить кости, навалилась апатия.

На следующий день утром отправился в поликлинику, памятуя о том, что при повышенной температуре вход в нее отдельный. По указателю добрался до входа со двора. На двери надпись «Фильтр», она закрыта изнутри. Жму на кнопку звонка. Довольно быстро дверь открывается, медсестра в защитном костюме спрашивает симптомы, какая была температура. Мне выписывают направление на рентген. Передо мной мужчина и мальчик. Подходят знакомые сотрудники больницы и пациенты. Прошу держаться по-дальше от меня – вдруг коронавирус. Описываю симптомы, и те, кто уже перенес инфекцию, говорят, что очень похоже было у них.

И вот мне делают снимок. Отношу медсестре, впустившей меня в фильтр. Снимок уносит другая медсестра на описание в 154-й кабинет. Через несколько минут возвращается с диагнозом «ОРВИ». Говорят, иди на прием к участковому терапевту. Иду в регистратуру, минут 15 стою в очереди к окошку, беру больничную карточку и направляюсь к участковому врачу, в 160-й кабинет. И здесь очередь, стараемся соблюдать социальную дистанцию.

Меня внимательно обследует врач, интересуется, какие жалобы, делает назначение. Прошу дать направление на анализ на КОВИД. Отвечает, что в этом нет необходимости. Ну нет – так нет.

Иду к выходу. И тут встречаю еще одну переболевшую знакомую. Узнав о симптомах, категорично заявляет: «Это «корона». Требуй анализа на КОВИД. И вообще, у тех, кто входит через фильтр с повышенной температурой, обязательно должны брать этот анализ». Возвращаюсь к участковому врачу, и она выписывает мне направление на анализ. Передо мной еще три человека прошли эту процедуру. По-видимому, из одного учреждения. Доходит очередь до меня. Берут мазок из горла и носа, упаковывают контейнер, и я ухожу домой.

По списку назначений врача едем с женой покупать лекарства в одну из аптек райцентра. Я, как явный больной, из машины не выхожу.

Утром в субботу жена и дочь сидят озадаченные – пропало обоняние. Проверяю свое, нюхая открытую упаковку семян гвоздики, – на месте. Еще с пятницы начали делать уколы, прописанные врачом, по часам пил таблетки. При этом не забывал народную медицину: мед, кипяченное молоко с бараньим жиром, мясной бульон. День и ночь не снимаю вязаную из бараньей шерсти жилетку, на ногах – вязаные носки. То и дело включаю ингалятор.

Аппетит при этом не пропал ни у кого из нас. Но температура тела у меня и не думала снижаться.

В понедельник, 2 ноября, иду на прием после обеда в надежде, что народу будет меньше. Не тут то было. Очередь в регистратуру заняла более получаса. Правда, встречает на входе «астронавт» с тепловизором, но мои 37,4 прибор «не видит».

Подхожу к кабинету участкового врача. Человек 10 сидят и стоят рядом. Вижу знакомых, здороваюсь и предупреждаю, что, возможно, у меня КОВИД. «Напугал, – фыркают в очереди, – здесь у каждого третьего такие же симптомы».

Проходит около часа, и я вхожу в кабинет. Врач вновь осматривает меня. Говорю, что эффекта от лечения нет, температура не спадает, и по всем симптомам у меня, похоже, та самая «корона».

В принципе, врач склоняется к этому же мнению, но предлагает сделать еще один рентген. Сам отношу снимок в кабинет онколога. При этом перечисляю ему симптомы. «Пневмония жок», – выносит вердикт врач, не слушая меня.

Иду со снимком к участковому врачу.

«Все-таки склоняюсь к тому, что у вас коронавирус, – заключает она. – Выпишу вам следующие препараты и системы внутривенно. Материальное положение позволяет приобрести все это?» Да когда болеешь, ничего не пожалеешь для лечения.

«Приходите, когда станет лучше», – в завершение приема говорит терапевт.

Ухожу домой. Снова едем в аптеку. Закупаем еще больше, чем в первый раз, медикаментов. В этот же день начинаем более интенсивное лечение. В госпитализации отказано – не подтвердилась даже пневмония, с которой можно претендовать на койко-место в стационаре.

Племянница в тот момент работала в одном из провизорных центров в Петропавловске. На мои симптомы предложила приехать: «С такими проявлениями мы сразу госпитализируем. Приезжайте, пока места есть, каждый день свободных коек все меньше». Решил, утро вечер мудренее, поеду с утра.

Ну а утром во вторник, 3 ноября, зазвонил домашний телефон. Трубку взяла жена: «Такой-то проживает по этому адресу? Это СЭС. У него обнаружен коронавирус. Из дому не выходить, никого не впускать. К вам придут из больницы, возьмут анализы у проживающих вместе с инфицированным».

Жена тут же звонит в поликлинику, открывает больничный лист как контактная. Утром в среду у меня пропало обо-няние, а затем и осязание. По очереди нюхаем душистые гвоздичные семена – ничего. Кушаем «безвкусную» еду.

Убедился, что есть настоящие друзья и родственники, искренне переживающие за нас. Пошли звонки: «Что привезти? Продукты? Лекарства?» Уже вечером того же дня, после работы, завозили пакеты с продуктами.

Потянулись ковидные дни. Кстати, на просьбу назначить лечение и выдать лекарства от этой страшной болезни в поликлинике мне ответили: «Лечитесь теми препаратами, что прописал перед этим доктор, в больнице лекарств от коронавируса нет».

Тем временем по телевизору ежедневно слушал призывы сразу, при первых же симптомах, обращаться в больницу, не заниматься самолечением. И самое главное – что в достаточном количестве имеется запас препаратов. Запас может и был, но в моем случае его не оказалось.

Но в соцсетях по большей части все описывалось так же, как в моем случае. Критики хватало и на ТВ. Не приезжали своевременно медики, не было препаратов. Хорошо, что жена медик, все уколы и системы мне делала она. Как остальные в этих случаях обходятся – не представляю.

Температура нормализовалась в четверг, через неделю после заболевания. Кашель не проходил долго. В пятницу, 6 ноября, звонили в СЭС узнать, когда придут брать анализы у контактных членов семьи. Там сказали, что свою работу они сделали, теперь все мероприятия должна проводить поликлиника.

***

Представляем вниманию читателей еще одну историю переболевшей коронавирусом, но уже лечившейся в больничных условиях. Рассказать об этом она согласилась на условиях анонимности.

– Хотя мне уже за 70, привыкла вести активный образ жизни. Хожу по магазинам, на почту и еще много куда. Слышала про коронавирус, конечно: там заболели, и там, и там-то, да Бог миловал, долгое время обходил меня стороной. Но 15 декабря стало ухудшаться самочувствие: накануне в осенних сапогах решила выйти, вот и застудила ноги, подумала.

Страна ушла на четыре праздничных дня на выходные. Занялась самолечением: не впервой же простужаться, как и многим. Но лучше не становилось, температура поднялась до 39 градусов, и дети вызвали мне скорую. Приехал фельдшер, не знаю, как его зовут. Осмотрел, послушал, очень внимательный, подчеркну, поставил предварительный анализ: острый бронхит, сделал назначение, и 20 декабря, с началом рабочей недели, сказал прийти на прием в поликлинику. Если будет температура – зайти через фильтр.

Температура не снижалась, и в назначенный день пришла в поликлинику через фильтр. Мне сразу сделали снимок и направили на прием к участковому врачу. Доктор подтвердила диагноз фель-дшера, выписала еще лекарства. Вышло на 5000 тенге уколов и таблеток. Взяли анализ на КОВИД.

Продолжила лечение дома. Сама тревогу не бью: была же в больнице, меня ос-мотрели, лечусь. А 22 декабря затемпературили остальные члены семьи. В тот же день позвонили и сказали, что у меня положительный результат на коронавирус. И все на этом, ни лечения, ни госпитализации – ничего. 22 и 23 декабря род-ственница, медик по образованию, пыталась дозвониться на горячую линию Мин-здрава. На второй день ей это удалось. Меня в тот же день к вечеру увезли в бывший туберкулезный диспансер Петропавловска, на тот момент там был открыт один из пяти провизорных центров для заболевших коронавирусом.

У остальных членов семьи КОВИД не подтвердился.

Сразу же начали ставить уколы, системы и давать таблетки. Все действия медработников при этом четко отлажены, дисциплина строжайшая, порядок, все по графику. Как же мне было их жалко в этих их скафандрах: по шесть часов в течение дня.

Лежала я на втором этаже и нас, кому за 70, было трое. Еще две жительницы рай-она вместе со мной на этаже лечились. Заметила, что большую часть заболевших составляют 40-летние, плюс минус несколько лет в обе стороны. Один мужчина 86 лет тоже получал лечение, причем ус-пешное.

Первые три дня была апатия: аппетита нет, слабость, на пищу смотреть не хотелось. Но потом, видать, лечение подей-ствовало, жар ушел, аппетит появился и выздоровление пошло намного быстрее. К слову, кормили там очень хорошо. Завтрак, обед, ужин, два полдника, разнообразное меню.

Из дому никто не приезжал, семья была на двухнедельном карантине.

Запахи не чувствовала с начала болезни. И вот на пятый день в больнице учуяла сначала запах белизны, которой раковину обрабатывали, потом тонкий аромат духов медсестры, делавшей мне укол. «Значит, хорошо дела у вас идут», – отметили медработники.

И Новый год встретила в больнице. Род-ственница принесла передачу с гостинцами.

После новогодних праздников еще раз сдала анализ на КОВИД, и он оказался отрицательным. 8 января меня выписали, при этом рекомендовали каждые 10 дней сдавать анализы, прописали курс лечения на дому.

Спросила в больнице при выписке: мне самой через 10 дней в больницу надо ходить? Нет, ответили, должны приехать из районной поликлиники и взять анализы. Так и случилось. В первый раз приехала медсестра, взяла мазки и кровь. Результат сообщили по телефону – отрицательный.

А в пятницу, 5 февраля, решила сама прогуляться в поликлинику. Благо, тепло, как весной, было на улице. Так вот, в 156-ом кабинете врача с медсестрой не дождалась. В 10:15 обратилась в регистратуру: анализы крови берут до 11, а у меня нет направления, потому что в кабинете с утра нет никого. Сказали, в соседнем взять направление. Последовала совету, пришла сдавать кровь. Очередь большая, до 11 всех принять не успели, просто завершился прием. Ладно, я местная. А если из Токушей или Барыколя приехал человек?

Еще кашель у меня был, вспомнила, такой, что все домашние от него просыпались. Это уже после выписки и возвращения из города. Снова скорая, назначение, и еще через пару дней кашель прошел.

По опыту общения с нашей районной больницей охарактеризирую ее как равнодушную и безответственную. Конечно, всех под одну гребенку тоже нельзя грести, ко всем это не относится, но в последнее время эти два слова и приходят на ум, стоит попасть в поликлинику. Сравниваю с городскими теперь – и не в пользу наших медиков оно, это сравнение.

И еще. Почему, войдя через фильтр, сидишь в общей очереди на рентген с ничего не подозревающими пациентами. Как насчет «чистой» и «грязной» зон? Почему не разграничивают потенциальных вирусных больных от остальных?

(Полностью материал читайте в газете «Колос»)

Оставить комментарий

НАШ ОПРОС

Верите ли Вы в гороскопы?

View Results

Loading ... Loading ...
ПОИСК ПО САЙТУ
КУРСЫ ВАЛЮТ
ПОГОДА В СКО
Коментарии
Ваша реклама
реклама